• Место проведения
    Холидей Инн Лесная,
    Москва, улица Лесная, 15
  • Дата проведения
    15-17 ноября 2017
Eng | Rus

Турция расколола аграрный сектор России: Участники рынка спорят, пригодится ли внутри страны не попавшая на экспорт пшеница

Турция расколола аграрный сектор России: Участники рынка спорят, пригодится ли внутри страны не попавшая на экспорт пшеница

Анастасия Башкатова
Заместитель заведующего отделом экономики "Независимой газеты"

Торговый конфликт с Турцией привел к острым разногласиям и внутри России. Найти замену турецким потребителям российского зерна не проблема, заявляет глава Минсельхоза Александр Ткачев. Но некоторые аналитики аграрного рынка считают иначе: если Турция не купит российские пшеницу и кукурузу, то экспортеры потеряют до 500 млн долл., а часть зерна чуть ли не сгниет в хранилищах. Нет единства мнений и у российских мукомолов и хлебопеков. Одни на правах анонимности уверяют, что они не видят никакой катастрофы в потере турецкого рынка. Наоборот, если в России останутся дополнительно 2 млн т качественной пшеницы, то от этого все выиграют. Другие заявляют, что внутренний рынок не сможет принять дополнительные объемы муки и хлеба.

Минсельхоз заявил о своем разочаровании из-за позиции Турции, которая, как сообщается, решила ввести 130-процентные пошлины на ввоз пшеницы, кукурузы, подсолнечного шрота и масла из России.

Такие пошлины можно назвать запретительными. При этом в Минсельхозе уверяют, что Россия легко сможет диверсифицировать экспортные потоки. «Учитывая лидирующие позиции России на мировом зерновом рынке и качество российской сельхозпродукции, уверен, что мы в короткие сроки сможем оперативно переориентировать поставки российской сельхозпродукции в другие регионы мира», - говорится в официальном заявлении Ткачева, размещенном на официальном сайте Минсельхоза.

Однако оптимизм Минсельхоза поддерживают не все. Директор «Совэкона» Андрей Сизов обращает внимание, что речь идет о поставках в Турцию 2 млн т пшеницы. Уточним, по данным Росстата, весь российский экспорт пшеницы и меслина составил по итогам 2016 года около 25 млн т.

Сизов подчеркивает: «Поставки пшеницы в объеме 2 млн т - это не машина, которую можно просто взять и развернуть». «Это рынок, и здесь все устроено по-другому, - уверяет он в своей статье на сайте «Прайма». - Турция закупала обычно наиболее качественную пшеницу. Вся российская инфраструктура мелководных портов была заточена в первую очередь на Турцию. Поставки более качественной пшеницы были заточены на Турцию». По его словам, «одной такой страны, куда будут перенаправлены поставки, нет».

По оценкам эксперта, сейчас в зоне риска находится вплоть до 1 млн т пшеницы и до 700 тыс. т кукурузы, которые как раз должны были пойти в Турцию до конца сезона. Если же конфликт затянется и экспорт не восстановят, то есть опасность, что пшеница так и останется лежать в хранилищах. Часть придется распродавать по более низкой цене, часть может быть потеряна, часть пойдет на увеличение запасов и не будет продана в текущем сельхозсезоне, перечисляет Сизов. Как он уточнил агентству RNS, потери России при остановке поставок могут составить до 500 млн долл.

В разъяснениях экспертов «Совэкона» можно увидеть призыв помириться с Турцией, чтобы не сорвать туда поставки и уберечь экспортеров от потерь.

Однако у отечественных мукомолов и хлебопеков, к которым «НГ» обратилась за комментарием, несколько другой взгляд на ситуацию: они не видят никакой катастрофы, если на внутреннем рынке появится предназначенная для Турции пшеница. Напротив, по их мнению, от этого все только выиграют. Правда, говорят об этом они на правах анонимности.

В ответ на запрос «НГ» они пояснили, что восстановление экспортных потоков - задача уполномоченных госорганов, которые, конечно, должны стабилизировать ситуацию, удержав все экспортные направления. При этом пожелавшие остаться неназванными некоторые эксперты из союзов мукомолов и хлебопеков уверяют, что в сложившихся форс-мажорных условиях российским аграриям бояться нечего.

Даже если турецкое направление будет полностью закрыто, эти 2 млн т пшеницы можно направить на переработку для внутреннего рынка. «Емкость внутреннего рынка позволяет так сделать. Особенно если это будет качественная пшеница третьего класса, на которую российские перерабатывающие предприятия предъявляют повышенный спрос», - поясняют отраслевые эксперты.

Сейчас качественная пшеница для российских перерабатывающих предприятий стоит на 10-15% дороже, чем на внешнем рынке, сообщают они. Поступление на внутренний рынок дополнительного объема зерна помогло бы сбалансировать ситуацию с ценами и качеством.

Наличие переходящих запасов пшеницы на конец сельхозсезона - это фундамент продовольственной безопасности, добавляют мукомолы и хлебопеки. Они уточняют, что зерно должно поступать на переработку к мукомолам и производителям комбикормов спустя два-три месяца после уборки, а сейчас нередко предприятия вынуждены работать буквально «с колес». И это еще один довод в пользу того, что переходящие запасы на конец сезона - позитивный фактор.

Представители отрасли при этом особо подчеркивают, что шумиха вокруг этой ситуации и особенно попытка преподнести решения Турции как катастрофу только еще больше давят на рынок и как раз создают дополнительные проблемы для аграриев.

Некоторые специалисты рассказали «НГ» также о перспективах переработки зерна для нужд не только пищевой промышленности, но и химической. «Мир не первый раз сталкивается с проблемой перепроизводства зерна. В других странах уже перенаправляют сырье в химическую промышленность, например, для производства биотоплива. Делается это в том числе, чтобы создать дополнительный рынок для реализации зерна», - пояснил руководитель Российской биотопливной ассоциации Алексей Аблаев.

Как он уточняет, это хороший способ дать аграриям заработать. Правда, из его объяснений следует, что с законодательной точки зрения в России есть проблемы с развитием таких производств.

В то же время часть опрошенных «НГ» экспертов задается вопросом: кто в России в условиях кризиса и падения доходов купит переработанное зерно, будь то качественный хлеб, комбикорм или что-то еще?

Так, член Торгово-промышленной палаты Анна Вовк напоминает о низкой платежеспособности населения. «Если в России вырастут доходы населения и люди смогут себе позволить качественную продукцию, то производители начнут поставлять качественное зерно в необходимых объемах в том числе на внутренний рынок. Но просто так предлагать высококлассное зерно по цене менее качественного на внутреннем рынке себе в убыток никто не будет», - говорит Вовк.

В российской экономике обеспечение внутреннего рынка для ряда производителей действительно не самоцель, добавляют некоторые аналитики. Как поясняет гендиректор компании «ФинЭкспертиза» Нина Козлова, «сложившаяся модель сырьевой экономики делает поставки за рубеж значительно выгоднее, чем на внутренний рынок, увеличивая рентабельность производства, в том числе за счет низкого курса рубля по отношению к доллару».

Как передает ТАСС, чрезвычайный и полномочный посол Турции в России Хюсейин Дириоз надеется, что российско-турецкий торговый кризис, возникший из-за приостановки Турцией беспошлинного ввоза российской сельхозпродукции, будет разрешен в скором времени.

Уже после публикации материала выяснилось, что единства мнений нет даже внутри перерабатывающей отрасли. Например, далеко не все представители мукомолов поддержали успокаивающие заявления своих коллег, пожелавших ранее остаться неназванными.

В редакцию «НГ» пришел ответ от вице-президента Российского союза мукомольных и крупяных предприятий Игоря Свириденко, в котором говорится: «Пшеницу, предназначенную для Турции, переориентировать на внутренний рынок нельзя, так как внутренний рынок в 2017 году полностью насыщен. Объем рынка ограничен: большее количество, чем необходимо для внутреннего потребления, на нем не реализовать».

«Мощности мукомольных предприятий позволяют переработать зерно в муку (они избыточны по сравнению с потребностями страны). Однако рынок этот продукт поглотить не сможет. Хлеба может быть больше на полках магазинов, но это не приведет к росту его потребления. Россия и так не испытывает дефицита в этом продукте. Очевидно, что с ростом производства хлеба в нынешних условиях будет расти только количество возвратов из магазинов и количество выброшенного в отходы продукта», - уверяет Свириденко.

Как говорит Свириденко, Турция легко может заменить российское зерно украинским, что позволит ей выполнить свои обязательства по поставке муки в полном объеме. Россия же конкурировать с Турцией по поставкам муки в другие страны не сможет. Свириденко поясняет: «Россия по сравнению с Турцией проигрывает по логистике. Турецкая мука производится на относительно небольшой территории вблизи морских портов. Российские мукомольные предприятия разбросаны на колоссальной территории от Северо-Запада до Сибири, и от многих порты находятся на расстоянии нескольких тысяч километров».

Наконец, Свириденко особо подчеркивает: если на внутреннем рынке окажутся дополнительные объемы пшеницы, то ни к какому снижению цен на хлеб излишки зерна все равно не приведут. «Зерна и так более чем достаточно, рентабельность и так более чем минимальная. Новый урожай не за горами, а соответственно, и сезонное снижение цен. Поэтому никто не будет делать запасы зерна, даже если цена на него обрушится. Кроме того, в себестоимости хлеба стоимость зерна составляет не такую уж и большую долю - там есть значительная составляющая энергетики, заработной платы, налогов, транспортных, торговых и прочих наценок. Так что рассчитывать на снижение цены для конечного потребителя, по меньшей мере, наивно», - говорит Свириденко.

Отметим, из всех этих споров можно сделать вывод, что тема с поставками пшеницы за рубеж оказалась крайне болезненной для всех участников рынка от сельхозпроизводителей до переработчиков. Но учитываются ли в этих спорах интересы внутренних потребителей, самих россиян?

26.03.2017, 79 просмотров.

При поддержке