• Место проведения
    Холидей Инн Лесная,
    Москва, улица Лесная, 15
  • Дата проведения
    15-16 ноября 2017
Eng | Rus

«Если бизнес будет доходным, мы произведем столько зерна, сколько сможет съесть мир»

Интервенции и компенсации по «товарнякам» до порта: как правительство и аграрии собрались бороться с низкими ценами на зерно
«Раз уж раскачались в рост, теперь не остановить. Где предел этому процессу, пока не очень понятно», - прокомментировал рекордный урожай на съезде российского зернового союза его президент Аркадий Злочевский. О том, как высокий урожай испугал вице-премьера Аркадия Дворковича, что правительство собирается делать с «врагом» аграриев - экспортной пошлиной, а также откуда появилась цель выращивать в России 170 млн т зерна в год, читайте в материале «БИЗНЕС Online».

«ЭТО РЕКОРД ВООБЩЕ ЗА ВСЮ ИСТОРИЮ»

Россия в 2017 году соберет очередной рекордный урожай в своей истории. По оперативным данным органов управления АПК субъектов РФ, аграрии на 6 октября уже намолотили 128 млн тонн зерновых, сообщает портал «Зерно Он-Лайн». «Это не просто больше, чем в прошлом году. По сути, это означает, что мы можем поставить рекорд за последние 100 лет. А что было 100 лет назад и ранее - мы просто не знаем. Скорее всего, это рекорд вообще за всю историю. Это здорово», - объявил премьер-министр РФ Дмитрий Медведев на прошлой неделе, открывая агропромышленную выставку «Золотая осень» на ВДНХ. Глава минсельхоза Александр Ткачев прогнозирует, насколько будет перекрыто прошлогоднее достижение - напомним, тогда собрали 120 млн тонн зерновых. «Урожай в 127 миллионов тонн - это не предел. Я думаю, что еще не вечер, и он может быть и 130 миллионов тонн», - считает министр. А если верить словам вице-президента зернового союза Александра Корбута, «каждый 15-й кусок хлеба в мире сделан из российской пшеницы».

В пятницу члены российского зернового союза на съезде обсуждали, что же теперь делать с гигантскими объемами зерна. Ведь еще летом в минсельхозе допускали, что показатель прошлого года превзойти не удастся, но - вот чудо! - затяжная весна и холодная первая половина лета урожай выкосить не смогли. Однако рекордные показатели хороши только для всевозможных отчетов, в реальности оказалось, что страна не готова к таким объемам зерновых. Аграрии практически терпят бедствие, так как падение цен, как утверждал Корбут, оказалось «наивысшее за всю историю рынка зерновой России». По данным минсельхоза, средние цены на пшеницу 3-го класса на российском рынке в сентябре составляли 8,125 тыс. рублей за тонну, на пшеницу 4-го класса - 6,83 тыс. рублей, а за 5-й класс - 5,66 тыс. рублей.


«Достаточно быстрый рост производства и поставок зерна создает новые вызовы и новые проблемы, может, чуть более приятные, чем вызовы 1990-х», - отметил на съезде зерновиков вице-премьер Аркадий Дворкович. Главный вопрос - куда сбыть то, что намолотили. Как заявил вице-премьер, в правительстве есть понимание, что внутренний рынок страны столь значительный урожай сегодня «абсорбировать» не может. И единственный выход все видят в экспорте, который ныне в приоритете у чиновников. Хотя можно вспомнить совсем недавние времена - точнее 2015 год, когда правительство с 1 февраля, напротив, ввело экспортную пошлину. Это стало первой заградительной мерой с феноменально горячего 2010 года (помните лесные пожары и два месяца без дождей?), когда отгрузка зерна за границу и вовсе была полностью запрещена. В 2015-м ситуация была иная: из-за кризиса и девальвации рубля трейдеры активизировали экспорт. Увы, введенная пошлина хоть и уменьшила вывоз зерна, на растущие внутренние цены не слишком-то повлияла (власти надеялись обуздать их в привычными административными методами), при этом сельхозпроизводители жаловались на то, что государство лишает их валютной выручки. Отраслевые эксперты это мнение поддерживали. По разным оценкам, потери аграриев тогда оценивались в 20 - 25 млрд рублей.

С 23 сентября 2016 года пошлина на пшеницу была обнулена вплоть до 1 июля 2018 года. Однако сейчас сельхозтоваропроизводители взволнованы тем, что она в любой момент может быть вновь возвращена, и хотели бы ее скорейшей окончательной отмены. «Никогда не стоит исключать дождя, града и повышения налогов. Это жизнь. Так что просьба относиться спокойно», - прокомментировал Дворкович эти опасения под нервные смешки в зале. В то же время в минсельхозе с аграриями солидарны и пообещали лоббировать эту тему. «Позиция министерства сельского хозяйства состоит в том, что ее [экспортную пошлину на пшеницу] надо отменять. Соответствующая позиция остается», - сообщил первый замминистра сельского хозяйства Джамбулат Хатуов и добавил, что соответствующее обращение ведомство уже направило на рассмотрение в правительство.

Однако правительство свою позицию менять не спешит: его чиновники заверяют, что пошлина может быть заново введена только в чрезвычайной ситуации. «Мы не хотим этого делать. Вы должны понять, что есть четкий сигнал на обозримое будущее: у нас нет никаких планов по введению экспортной пошлины на зерно. Это может быть исключительно форс-мажорной мерой в самой критической ситуации, самой последней мерой, которая могла бы применяться на российском зерновом рынке с учетом текущей ситуации», - успокаивал сельхозпроизводителей Дворкович. Впрочем, он тут же оговорился, что сказанное касается лишь нынешнего года, а на будущее обещать не вправе. То есть работайте, дорогие аграрии, и не обращайте внимания на дамоклов меч над вашей головой.

Аркадий Злочевский (слева):«Если бизнес будет доходным, мы произведем столько зерна, сколько сможет съесть мир, сколько сможем продать»Аркадий Злочевский (слева):«Если бизнес будет доходным, мы произведем столько зерна, сколько сможет съесть мир, сколько сможем продать»Фото: mcx.ru
«ПОРА ПОДУМАТЬ, КАК ТОРГОВАТЬ ПРОДУКТАМИ ПЕРЕМОЛА»

Вернемся к нынешней беде России - большому урожаю. Новым рекордам не позволяет радоваться в том числе серьезный недостаток хранилищ. Как рассказывал в прошлом году в интервью «БИЗНЕС Online» президент pернового союза Аркадий Злочевский, в общей сложности в России 120 млн тонн емкостей, где можно хранить зерно, однако лишь из них 38 - 40 млн - элеваторные мощности, остальное приходится на амбарное хранение. «Но даже среди элеваторного хозяйства только 40 процентов могут гарантировать сохранность по количеству и качеству. Остальные 60 процентов элеваторов не могут, они недостаточно модернизированы, мощности в упадке, часто недозагрузка», - говорил он.

И если даже прошлогодние 120 млн тонн зерна производители не знали, где разместить, то не сгноить нынешние 130 - задача еще сложнее. При этом инфраструктурные ограничения создают сложности для экспорта. Чтобы сгладить ситуацию и поддержать аграриев в условиях низких цен, правительство подготовило постановление, которое позволит компенсировать части затрат на перевозку зерна из удаленных регионов - железной дорогой до российских портов. «Это позволит обеспечить равную доходность при поставках на экспорт. По нашим оценкам, это позволит дополнительно вывезти порядка 3 миллионов тонн зерна и снизить напряжение на рынке. Постараемся сделать так, чтобы было снижение затрат на перевозку», - пообещал Дворкович.

Тонна пшеницы 1-го класса должна стоить 12,5 тыс. рублей, пшеница 2-го класса - 11,5 тыс. за тонну, 3-го - 10,3 тыс., 4-го - 9 тысяч, а 5-го - 8,8 тыс. рублейФото: «БИЗНЕС Online»

Уже упомянутые низкие цены также решено стабилизировать. По словам вице-премьера, кабмин не исключает применения зерновых интервенций. Закупочные цены были установлены еще в марте. Так, тонна пшеницы 1-го класса должна стоить 12,5 тыс. рублей, пшеница 2-го класса - 11,5 тыс. за тонну, 3-го - 10,3 тыс., 4-го - 9 тыс., а 5-го - 8,8 тыс. рублей. «Это недешевое дело, это дорогие механизмы регулирования продовольственного рынка. Не исключаем, что это надо будет сделать в текущем сельскохозяйственном году», - добавил Дворкович. Днем ранее Хатуов утверждал, что минсельхоз может начать закупочные интервенции на рынке зерна в декабре. Первоначально же Ткачев заявлял о запуске интервенций в августе, потом срок их переносился на сентябрь из-за дефицита зерновых запасов, но и потом закупки не состоялись. Всего, по словам министра, для стабилизации внутренних цен необходимо избавиться от излишков в 3 - 5 млн тонн.

При этом Дворкович уверен, что самым действенным механизмом регулирования являются не интервенции и пошлины, а глубокая переработка зерна, которая позволит увеличить внутренний спрос. На этом же настаивал председатель комитета Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике и природопользованию Михаил Щетинин. «Мы подошли к тому рубежу, когда пора подумать, как торговать продуктами перемола, как завоевывать эти рынки, как дать возможность подниматься не только элеваторному хозяйству, но и нашей зерноперерабатывающей промышленности. Да, это нелегко. Мы знаем государства, которые на нашем зерне занимают ведущие позиции на мучном рынке. Нам с вами над этим надо серьезно поработать», - заявил он. Выход Щетинин видит в том, что каждый крупный зернопроизводящий регион также должен иметь свое предприятие по глубокой переработке зерна, иначе, по его мнению, зерновики неминуемо превратятся в нефтяников. «Быть просто продавцами сырья - уподобимся нефтяникам. Есть конъюнктура - имеем, нет - не имеем», - отметил Щетинин.

Аркадий Дворкович: «у нас нет никаких планов по введению экспортной пошлины на зерно. Это может быть исключительно форс-мажорной мерой в самой критической ситуации»Аркадий Дворкович: «У нас нет никаких планов по введению экспортной пошлины на зерно. Это может быть исключительно форс-мажорной мерой в самой критической ситуации»Фото: mcx.ru
«РАЗ УЖ РАСКАЧАЛИСЬ В РОСТ, ТЕПЕРЬ НЕ ОСТАНОВИТЬ»

Кроме того, в правительстве, кажется, пока не решили, что в принципе делать с рынком зерна - дальше ли гнаться за рекордными показателями или все-таки остановиться на нынешней планке. «Готовы ли мы сказать сегодня, что задача в полтора раза увеличить объемы производства и удвоить объемы экспорта? Не знаю, давайте вместе подумаем, - пожимал плечами вице-премьер. - Или будем ориентироваться на сегодняшние цифры: достигли и будут на этой планке стабильно находиться? Надо определиться, потому что это ставит перед государством, перед компаниями совершенно разные ориентиры, разные задачи нужны для достижения этих целей, давайте вместе определимся».

Злочевский уверен, что раскрученный маховик сельского хозяйства так просто не остановишь. «Я думаю, что, как бы ни хотелось, стабилизироваться вряд ли получится, все равно будем расти, - ожидает он. - Сельское хозяйство - инерционная машина, она довольно долго раскачивается. Раз уж раскачались в рост, теперь не остановить. Где предел этому процессу, пока не очень понятно». По его словам, если сегодня средняя урожайность в России составляет 30 центнеров с га, в Европе - 45 - 50 центнеров, а в отдельных странах и вовсе собирают по 60 - 70 центнеров с гектара, то и для нашей страны плевое дело - «подскочить» в два раза. «Когда говорим о потенциале роста, то в два раза - легко, стоит только наладить технологичность производства», - махнул он рукой. По расчетам, заложенным в концепцию развития рынка зерна (ее представили на съезде), целью должен быть среднегодовой валовый сбор зерна на уровне 165 - 170 млн тонн. Из них на экспорт должно идти 40 - 60 млн тонн, в том числе не менее 3 - 8 млн тонн продуктов переработки.

Столь стремительная динамика Дворковича испугала: похоже, к такому взлету в правительстве не подготовились даже морально. «Все-таки я считаю, что легко полтора, в два раза... 45 центнеров с гектара, что является среднеевропейским показателем, конечно, возможно», - прокомментировал он смелые прогнозы главы зернового союза.

Действенным механизмом регулирования являются не интервенции и пошлины, а глубокая переработка зерна, которая позволит увеличить внутренний спросФото: agro.tatarstan.ru

В свою очередь Злочевский убежден, что двукратный рост урожая возможен хоть завтра, но есть проблема - у этого бизнеса не хватает доходности для того, чтобы наладить всю технологическую цепочку. «Это вообще не проблема. Но денег нет, чтобы технологически оснаститься, внедрить всю технологическую цепочку без разрывов, мы все время в эти разрывы попадаем. Плюс у нас колоссальные потери, начиная с уборки (пока убираем, много оставляем в полях) и потом в процессе обращения. Минсельхоз оценивает по прошлому сезону, что порядка 15 миллионов тонн зерновых ресурсов потеряли, а могли бы точно так же отправить на экспорт», - рассуждал он. Злочевский полагает, что нынешнее падение цен естественным образом в будущем отразится на технологичности. «Денег не хватит на следующие сезоны. Нарастить не проблема, но в базе должна быть экономика», - добавил глава зернового союза.

На господдержку особой надежды нет: в правительстве не спешат обещать зерновикам рай на земле и в полях, рекомендуя вспомнить про бюджетные ограничения. «Можно сколько угодно критиковать политику ЦБ, но этот выбор сделан на макроэкономическом уровне. Процентные ставки будут снижаться постепенно, а значит, и возможность наращивать кредитование тоже будет расти постепенно, а не скачкообразно, - защищал коллег по финансово-экономическому блоку Дворкович. - При сохранении общего объема субсидий, которые есть в бюджете, мы сможем чуть больше предоставить льготных кредитов, чем раньше, но не в разы больше. Тем более мы делаем акцент на поддержку инвестиционных процессов, а не текущей доходности. На это направляются основные ресурсы, это позволяет все время идти вперед». Кроме того, в настоящее время в приоритете правительства молочное животноводство, так что основной финансовый поток собираются пустить именно туда. «Они будут определять спрос на фуражное зерно, это позволит повысить доходность производителей зерна. Мы осознанно вкладываем больше средств в развитие молочной отрасли, может быть, в ущерб текущему состоянию зерновой отрасли, понимая, что в перспективе это может дать большую отдачу, больший доход», - пояснил позицию кабмина Дворкович.

Впрочем, зерновики не рассчитывают на стремительный прорыв. «Я не сторонник взрывных процессов, нам революции точно не нужны, - покачал головой Злочевский. - Революционный взрыв этого сезона показал, что потом больно ударяет по карману, лучше плавно и постепенно развиваться». Пока, по его мнению, надо скорректировать госпрограмму «по удержанию каких-то экономических параметров для производственной базы», поскольку «важнее удерживаться в заданных экономических рамках». «Если бизнес будет доходным, мы произведем столько зерна, сколько сможет съесть мир, сколько сможем продать», - объявил Злочевский.
Подробнее на «БИЗНЕС Online»: https://www.business-gazeta.ru/article/360090

12.10.2017, 106 просмотров.

При поддержке